Как вкладывать деньги в эпоху тотального противоречия

13 мин. на прочтение

Инвестору дают сейчас множество противоречивых советов, куда вложить деньги. Чтобы не прогадать, стоит уйти от мучительной дилеммы «или-или», выбрав несколько инвестиционных идей вместо одной.

Все мы хорошо помним картину Василия Васнецова «Витязь на распутье». А многие ли знают, что там написано на камне? «Как пряму ехати — живу не бывати — нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролетному» — это то, что можно разобрать. Но у былинного текста есть продолжение, которое художник, по его собственным словам, «спрятал под мох и стер частью»: «направу ехати — женату быти; налеву ехати — богату быти».

Сегодня из разных уст звучат рекомендации инвесторам, своей противоречивостью напоминающие те самые надписи на древнем камне. Одни советуют вкладывать в растущие активы и черпают оптимизм в смягчении риторики ФРС. Другие призывают к осторожности и предрекают скорый кризис из-за торговых войн и замедления мировой экономики. Третьих воодушевляет фон, благоприятный для российских активов, — снижение инфляции, уменьшение накала вокруг санкций и сравнительно дорогая нефть.

Рассматриваются даже такие варианты развития событий, которые раньше не воспринимались всерьез, а теперь занимают место в ряду допустимых (хотя и маловероятных) сценариев. Один из примеров — теоретически возможная продажа Китаем, который является крупнейшим иностранным держателем казначейских облигаций США, большого объема этих бумаг на открытом рынке. Если это оружие действительно будет использовано в торговой войне, на биржи может прилететь очередной «черный лебедь».

Многочисленные оценки и мнения плохо стыкуются друг с другом из-за того, что рынки подошли к лету с багажом противоречий, в котором трудно однозначно расставить акценты. В таких ситуациях убедительность любого прогноза неочевидна — слишком много разнородных обстоятельств находится на чашах весов. И, конечно, это усложняет поиски оптимальных стратегий управления капиталом.

Для инвесторов периоды относительного затишья с большим числом «противоборствующих» вводных в каком-то смысле сложнее кризисов. Во время больших потрясений тренды становятся очевидными и решения часто лежат на поверхности. В текущих же условиях размываются критерии выбора финансовых инструментов. Неясно, к чему готовиться, поскольку среди прогнозных сценариев нет безусловного фаворита.

Другими словами, на что бы вы ни поставили — приходится сильно рисковать. А может, и не стоит делать единственную ставку? В конце концов, есть возможность уйти от мучительной дилеммы «или/или», выбрав несколько инвестиционных идей вместо одной.

Во вселенной инвестиционных фондов для решения этой задачи могут использоваться специальные инструменты — фонды фондов. Для крупного частного инвестора в каком-то смысле «фондом фондов» является его собственный портфель. Капитал в нем должен распределяться по классам инструментов, валютам, странам, отраслям. Диверсификация не снимет проблему инвестиционного выбора, но значительно уменьшит ее остроту.

Вспомним, насколько сложным для большинства активов оказался прошлый год. Коррекция затронула и рынок акций, где основные индексы ушли в минус, и рынок облигаций, на котором наблюдался устойчивый рост доходностей. Однако в начале 2019 года многие потери были отыграны, а в некоторых случаях с лихвой перекрыты. Сегодня найти привлекательные инструменты стало сложнее, и, тем не менее, это возможно.

С одной стороны, нужно не выпасть из повестки дня, с другой — не утонуть в информационном шуме.

Например, в долговом сегменте, судя по всему, еще сохраняется потенциал для снижения ставок по бумагам в долларах. Если говорить о рынке акций, то для него ближайшие месяцы, на взгляд экспертов, едва ли станут благоприятными, но и здесь имеются свои «исключения из правил». Хотя замедление роста мировой экономики может ухудшить консенсус-прогнозы по корпоративным прибылям, в привилегированном положении будут находиться компании, которые ориентированы на базовый потребительский спрос, обладают сильным денежным потоком и убедительной историей дивидендных выплат.

Размывание рисков за счет диверсификации, как правило, имеет неприятный побочный эффект — снижение потенциальной доходности портфеля в целом. Какая степень компромисса здесь приемлема и комфортна — вопрос сугубо индивидуальный. Баланс определяется жизненными приоритетами, краткосрочными и долгосрочными целями, даже темпераментом инвестора, поэтому универсальный рецепт дать невозможно.

Когда же портфель сформирован, нужно быть готовым проводить его ребалансировку в ответ на изменения рыночной парадигмы. Даже самая эффективная стратегия время от времени требует перестройки, особенно в условиях высокой макроэкономической и политической неопределенности. В противном случае она перестанет быть эффективной.

Соответственно, сейчас на первый план, по мнению экспертов, выходит вопрос, как не упустить момент вступления рынков в новую стадию. Отделение информации, задающей тренды, от потока второстепенных новостей и мнений — это еще одна важная и не такая уж тривиальная задача. С одной стороны, нужно не выпасть из повестки дня, с другой — не утонуть в информационном шуме. Если инвестору это удается, то все развилки будут перед ним как на ладони. Ничто не окажется стерто или спрятано подо мхом, как на картине Васнецова.

Угрозы американскому рынку акций

Последнее десятилетие было одним из самых удачных периодов для инвесторов, которые вкладываются в акции. Новый виток протекционизма и торговых войн может обрушить котировки глобальных лидеров. К чему готовиться?

Прошло уже больше десяти лет после глобального кризиса 2008 года, который обрушил стоимость многих активов. Тогда многие из самых опытных аналитиков и инвесторов сомневались в том, что американские акции, а вслед за ними и другие фондовые рынки смогут быстро оправиться от того шока.

Но реальность превзошла даже самые смелые прогнозы. Американский индекс S&P500 вырос с минимумов 2009 года почти в 5 раз (и это без учета дивидендов). При этом индекс S&P500 обновил свой докризисный максимум в 1576 пунктов еще в 2013 году. И хотя не все фондовые рынки могут похвастаться подобной рекордной динамикой (в частности, российские акции в долларовом выражении все еще торгуются ниже своих средних уровней 2007-2008 годов), нельзя не признать, что последние 10 лет были одним из самых удачных периодов для инвесторов в акции.

Стоит ли инвесторам ждать продолжения банкета? На взгляд экспертов, есть целый ряд веских причин, почему сейчас стоит быть более осторожными при инвестировании в акции.

Во-первых, если смотреть с макроэкономической точки зрения, в прошедшем десятилетии все крупные мировые экономики в первую очередь полагались на кредитный рычаг стимулирования роста, а не на реальные технологические достижения. В первую очередь это касается Китая, локомотивом роста которого был не экспорт, а огромные инвестиции в строительство недвижимости и общей инфраструктуры, профинансированные за счет гигантских внутренних и частично внешних займов. Это привело к тому, что сейчас при более слабой финансовой системе и в среднем более низком качестве активов и балансов банков Китай уже имеет уровень долга в экономике к ВВП выше, чем в США. При этом китайцы столь же активно наращивали госдолг для стимулирования роста экономики, как американцы в первые годы президентства Барака Обамы и сейчас при Дональде Трампе. За счет налоговой реформы дефицит бюджета США вырос до $780 млрд. в прошлом году.

Таким образом, на сегодняшний день крупнейшие мировые экономики — США, Евросоюз, Китай, Япония — уже почти полностью «вычерпали» ресурс роста экономики и прибылей компаний через кредитную экспансию. Это означает, что без настоящего технологического прорыва ожидать сильного роста прибылей глобальных корпораций будет весьма сложно, и именно этот фактор является главным залогом долгосрочного роста котировок акций.

Во-вторых, текущий торговый конфликт между США и Китаем все больше грозит перерасти в глобальное геополитическое противостояние, которое может обернуться разрывом экономических связей между двумя крупнейшими экономиками мира. США продемонстрировали готовность «идти до конца», устроив атаку на бизнес китайского супергиганта Huawei. Помимо этого и введенных США тарифов в отношении целого ряда импортируемых товаров из Китая, госсекретарь США Помпео крайне недвусмысленно дал понять в своем недавнем заявлении, что нынешняя администрация США рассматривает глобальную экономическую экспансию Китая как угрозу свободе.

На этом фоне возрастают риски разрыва налаженных технологических цепочек между странами и взрывного роста протекционизма под разговоры о необходимости «защиты национальной безопасности». Для жителей американской глубинки, куда, возможно, перенесут производственные мощности американские корпорации из Китая, тренд на экономический изоляционизм, вероятно, и станет благом. Но это может привести к росту производственных издержек, который ударит по американским корпорациям и инвесторам.

В-третьих, говоря о торговых конфликтах, нельзя забывать о том, что новая мода на протекционизм во многом является частью более широкой популистской волны, которая привела к власти таких лидеров, как Дональд Трамп в США или Жаир Болсонару в Бразилии. Кроме антимигрантских и в целом ксенофобских настроений, для избирателей новых популистов важной проблемой является и экономическое неравенство, которое на протяжении последних 20-30 лет неуклонно росло на Западе, и особенно в США. Не случайно все громче раздаются призывы к регулированию технологических гигантов и монополий как со стороны американских демократов, так и республиканцев.

На практике это приводит к тому, что такие сверхприбыльные и эффективные гиганты, как Amazon, Google, Facebook, Apple и другие, начинают восприниматься американскими обывателями в качестве «корпораций зла», извлекающих монопольную ренту из экономики. В результате регуляторы все чаще обсуждают введение жестких мер антимонопольного регулирования, что может привести к резкому обвалу прибыльности этих корпораций. Это в свою очередь нанесет удар по американскому рынку акций, для которого IT-гиганты были одним из главных компонентов роста котировок в последние 5-6 лет. Усугубляет ситуацию и то, что европейцы и китайцы в случае обострения торговых войн вполне вероятно выберут в качестве мишени для ответного удара акции именно технологических гигантов.

Означают ли все перечисленные факторы, что инвесторам надо срочно закрывать позиции во всех акциях из инвестиционного портфеля? Экономисты полагают, что паниковать преждевременно, но в условиях роста глобальных рисков лучше держать большую долю средств в надежных активах. Следует также быть готовыми осторожно наращивать долю средств в акциях качественных компаний на рыночных коррекциях.

Инвестиции в общее благо

Социально ответственное инвестирование важно не только с этической, но и с прагматичной точки зрения, поскольку позволяет снижать риски. И хотя развивающиеся рынки редко удовлетворяют строгим критериям ESG, именно там можно ожидать наиболее значительных изменений к лучшему.

Когда-то считалось, что единственным критерием инвестирования является экономическая эффективность компании. Однако в последние десятилетия экономисты всерьез заговорили о критериях ESG. Что это такое?

Аббревиатура ESG означает environmental, social, governance — экология, социальное развитие, корпоративное управление. Говоря простыми словами, компании недостаточно просто демонстрировать быстрый и устойчивый рост: немаловажную роль играет ее репутация. Общественному мнению важно, не загрязняет ли компания окружающую среду, не использует ли детский труд, не замечена ли во взятках. Социально ответственный инвестор вынужден принимать во внимание все эти факторы.

В прежние годы бытовало мнение, что социально ответственное инвестирование требует определенных уступок со стороны инвестора. Прежде всего, число «хороших» компаний, отвечающих критериям, было ограничено, как и размер потенциальной прибыли инвестора. При этом «плохие» компании могли демонстрировать очень привлекательный рост, по крайней мере, в цене акций.

Однако в определенный момент некоторые инвесторы стали приходить к интересному выводу: критерии экологии, социального развития и корпоративного управления важны не только с этической точки зрения, но и имеют важную практическую составляющую. Если инвестор при выборе актива придерживается критериев ESG, это может помочь ему избежать вложений в такие компании, чья операционная деятельность связана с рисками. Примером может служить разлив нефти BP в 2010 году или скандал вокруг занижения выбросов от автомобилей Volkswagen. Оба случая сильно пошатнули цены на акции компаний и стали причиной многомиллиардных сопутствующих убытков.

Сегодня многие ведущие финансовые компании, такие как JPMorgan Chase, Wells Fargo и Goldman Sachs, в своих годовых отчетах подробно рассказывают, каким образом они придерживаются принципов ESG и как это отражается на их чистой прибыли. Инвесторы — от розничных до суверенных фондов благосостояния — все чаще интересуются, каким образом компания реализует принципы ESG в своей работе. А компании, в свою очередь, привлекают в свой штат отдельных специалистов по ESG.

Важная оговорка: ни одна компания не может соответствовать всем требованиям в каждой из категорий ESG, поэтому инвесторам в любом случае необходимо решать, что важно в каждом конкретном случае.

Развитые рынки против развивающихся

За прошедшее десятилетие интерес к ESG-факторам в финансовом секторе особенно заметно вырос. Притом что сам термин существует и обсуждается еще с XIX века, в последние годы это направление стало настолько популярным, что сумма активов под управлением фондов ответственного инвестирования достигла $31 трлн., по оценкам Global Sustainable Investment Alliance.

Аналитики полагают, что тому есть две основные причины.

Во-первых, финансовый сектор пытается восстановить свою репутацию, заметно пострадавшую в ходе последнего мирового финансового кризиса. Интерес к ESG-факторам выглядит более привлекательно, нежели зацикленность на прибыли, которая во многом спровоцировала бум ипотечных ценных бумаг в 2000-х годах.

Во-вторых, изменение климата стало крайне острой проблемой: во всем мире только и говорят о том, что целевые показатели в борьбе с глобальным потеплением, вероятно, не будут достигнуты.

Но когда говорят об ESG-инвестировании, то здесь кроется определенный подвох. Ведь если инвестор стремится вкладываться в активы тех стран, которые обеспечивают равенство полов за счет доступа к образованию, не коррумпированы и имеют эффективную судебную систему, то в списке подходящих окажутся только богатые страны.

Однако дело в том, что богатые страны не всегда имели такие прекрасные ESG-показатели. США оставались рабовладельческой страной вплоть до 1860-х годов, а борьба за равные гражданские права была на повестке и сто лет спустя. Во Франции и Швейцарии женщины получили право голоса лишь в 1945 и 1971 годах.

Таким образом, западные страны тоже должны были пройти длинный путь, на котором были этапы рабовладения, детского труда, коррупции, гендерного неравенства, не говоря уже о проявлениях империализма и отдельных фактах геноцида в колониях.

ВВП на душу населения на многих пограничных и развивающихся рынках сейчас находятся на уровнях, которые наблюдались в ныне развитых экономиках десятилетия тому назад. По последним данным, ВВП на душу населения в России в 2016 году соответствовал аналогичному показателю Великобритании в 1987 году. ВВП на душу населения в Индии сейчас находится на одном уровне с США в 1898 году (период борьбы с Испанией) или с Великобританией в 1907 году.

Главное — в перспективе

Сейчас все большее число участников рынка приходит к выводу, что важны не столько абсолютные или относительные уровни, сколько динамика, и инвестировать нужно не в богатые страны с уже высокими показателями, а в те регионы, где можно ожидать наиболее значительных изменений — конечно, в лучшую сторону.

Учитывая вышесказанное, можно сделать вывод, что если есть желание инвестировать и получить выгоду от улучшения ESG-показателей, то наилучшими кандидатами как раз являются пограничные и развивающиеся, нежели развитые рынки. Показатели социального развития имеют тенденцию плавно расти с течением времени и ростом благосостояния. Показатели корпоративного управления более вариативны и зависят от выбранного политического курса в стране, но и они демонстрируют положительную корреляцию с ростом благосостояния. Что касается экологических показателей, то здесь тенденция неоднозначная: пока ВВП растет и не достиг примерно $6000 на душу населения, экологические показатели улучшаются, однако после этого порогового значения ВВП на душу населения они начинают снижаться по причине роста выбросов углекислого газа.

Выбросы углекислого газа вообще являются, пожалуй, самым тревожным фактором. По оценкам экспертов, они будут расти еще много лет на фоне индустриализации в Индии и других странах Юго-Восточной и Южной Азии, а также в ряде африканских стран. При этом, в таких странах, как Россия, можно ожидать, что рост цен на энергоресурсы будет способствовать росту энергоэффективности и развитию возобновляемых источников энергии.

Значительный интерес вызывает снижение выбросов углекислого газа в Китае в период 2015-2016 годов. Это могло бы стать новым прецедентом в истории индустриализации развивающихся стран, однако, по последним данным, в 2017 году рост выбросов снова возобновился. Если же сокращение выбросов все-таки произойдет, как обещает правительство Китая, это будет означать, что максимальный уровень загрязнения развивающимися странами достигнет только половины выбросов развитых стран за последние несколько десятилетий. И это еще один аргумент для инвесторов, почему развивающиеся и пограничные рынки могут составить серьезную конкуренцию развитым в ESG-инвестировании.

Пока инвестирование на основе ESG-критериев, возможно, не способно обеспечить существенно более высокие темпы роста при вложениях в акции и даже сколь-либо значимое преимущество при вложениях в облигации. Напротив, с 2018 года лучшие показатели демонстрируют фондовые рынки Катара и Израиля, стран с самыми низкими ESG-показателями среди развивающихся и развитых рынков соответственно. Однако все может измениться со временем по мере того, как все больше средств будет аккумулироваться в фондах, которые занимаются ESG-инвестированием. Но даже если прямая корреляция с приростом рыночной стоимости активов не появится, мы полагаем, что инвесторы смогут оценить те долгосрочные выгоды от улучшения ESG-показателей, которые станут возможными благодаря росту инвестиций в развивающиеся и пограничные рынки.

Важно отметить, что правильная постановка инвестиционных целей, а также выбор инструментов для их достижения — это важнейшие слагаемые вашего успеха. В любых условиях можно не только защитить свои сбережения, но и приумножить капитал.

Чтобы быть уверенным в своем будущем, приходите в нашу компанию SAX INVEST. Одна из главных наших задач — нейтрализовать рыночные риски. Мы помогаем нашим клиентам-инвесторам создать стабильное и надежное будущее на взаимовыгодной основе.

Отказ от ответственности:

этот анализ служит для общей информации и не является рекомендацией продать или купить какой-либо инвестиционный инструмент. Поскольку любая инвестиция связана с некоторым риском, основой нашей деловой политики является диверсификация с целью свести к минимуму угрозы и получить максимальную прибыль. Инвестиционные продукты компании Sax Invest обладают диверсифицированным портфелем, который содержит ликвидные инструменты. Таким образом, наши клиенты могут сохранить ликвидность и в то же время получить высокий доход от своих инвестиций.