8-800-505-69-38
support@saxinvest.net
  Пн-Пт с 10 до 19 (мск)

Перспективы российской экономики

9 мин. на прочтение

Крупные инвестиционные и частные банки пересматривают свои прогнозы по развитию российской экономики. Сразу несколько организаций предупредили своих клиентов о серьезных геополитических рисках инвестирования в Россию.

В частности американский инвестбанк Morgan Stanley в своем новом отчете для клиентов сообщил о возможности наступлении рецессии в случае введения против российских компаний новых санкций. В прогнозе на второе полугодие 2018 года банк пересмотрел свои ожидания по росту ВВП России в базовом сценарии, допустив понижение на 0,5 процентного пункта — с 2,3% до 1,8% в год. В пятницу, 11 мая, свою оценку ухудшил и Goldman Sachs, снизив ожидаемые темпы роста ВВП России с 3,3% сразу до 2%. Американский банк Citi также изменил прогноз в отрицательную сторону — с 2,3% до 2%.

Аналитики крупного швейцарского банка Lombard Odier в отчете за второй квартал также сменили статус России с «позитивного» на статус «под пересмотром», а эксперты швейцарского Julius Baer в годовом макрообзоре рынка предупредили своих клиентов о геополитических рисках и слабом рубле.

Угроза из-за границы

Привести к существенному ухудшению экономической ситуации в России могут два основных фактора — введение новых жестких санкций против российских компаний со стороны Вашингтона и дальнейшая девальвация рубля, указывают в своих отчетах экономисты из инвестиционных банков.

Наиболее негативный сценарий реализуется, если очередные санкции затронут системообразующие госкомпании, следует из прогноза Morgan Stanley. Введение новых ограничений негативно повлияет на ожидания бизнеса и вызовет сокращение объема инвестиций в частный сектор, подчеркивается в отчете. О каких компаниях может идти речь, аналитики не уточняют.

Худшим сценарием для российской экономике будет последовательное введение всех санкционных мер, обещанных в разное время американскими властями — от новых ограничений на российский экспорт до запрета на инвестиции в суверенный долг.

О готовности ввести новый пакет санкций 15 мая высказался замглавы Минфина США Сигал Манделкер. Тем не менее, аналитики из инвестбанков не ждут быстрого ухудшения ситуации — согласно их прогнозам, спад будет происходить по мере дальнейшего усугубления между Россией и Западом.

Что будет с рублем

Переоценка рисков повлияла на ожидания в отношении динамики рубля и монетарной политики в России. Несмотря на растущие котировки нефти, рублю пока не удалось отыграть апрельское падение, так как этому мешают валютные интервенции Минфина.

В ближайшие месяцы Центробанк вряд ли сможет возобновить цикл снижения ключевой ставки. Это вопрос стабилизации валюты. Если не будет усугубления геополитической ситуации и новых конфликтов, Банк России сможет вернуться к смягчению монетарной политики, тем более что экономический цикл позволяет им это сделать. Но, учитывая «хрупкость» российской валюты, Центробанк вряд ли пока будет изменять ставку.

До конца года российская валюта будет нестабильна из-за отсутствия реальной поддержки рубля со стороны Центробанка, отмечается в прогнозе Julius Bаer. В перспективе трех месяцев аналитики банка предсказывают средний курс доллара на уровне 67 рублей, а на горизонте 12 месяцев — на отметке в 66 рублей. В целом, согласно прогнозу Julius Baer, в этом году доллар будет торговаться в довольно широком диапазоне — 55-74 рублей.

Инфляция

В Sberbank CIB оценили перспективы российской экономики после непростых событий апреля. Согласно майскому исследованию Sberbank Investment Research, посвященному ключевым макроэкономическим параметрам, уровень инфляции в конце года не достигнет заявленной Банком России цели в 4% и остановится на отметке 3,2%.

При этом Центробанку, несмотря на низкую инфляцию, удастся снизить ключевую ставку в 2018 году лишь до 6,5% годовых. Ранее экономисты из Sberbank CIB предполагали, что регулятор снизит ставку до 6,25%.

Центробанк опасается, что инфляция, победе над которой были посвящены последние 4 года, может «разогнаться» по причинам, не зависящим от регулятора. Подстегнуть рост индекса потребительских цен могут новые расходы на социальную сферу и инфраструктурные проекты, а также усиление санкций со стороны США и Евросоюза. Первый зампред Центробанка Ксения Юдаева недавно также упомянула о том, что санкции, скорее всего, окажут негативное влияние на инфляцию. Выше инфляция — выше ставка.

Центробанк находится в сложной ситуации, и предсказать его дальнейшие действия достаточно трудно. Сейчас нужно ждать июньского заседания, на котором Центробанку придется принять решение относительно ставки. Это будет очень непростое решение, потому что бесконечно ее снижать просто невозможно, а нефть сейчас откровенно непредсказуема. Нельзя исключать, что ставку снизят не на 25, а на 75 б.п., если к июньскому заседанию баррель укрепится выше $80.

Профицит бюджета

Экономисты Sberbank CIB ожидают годового роста ВВП на 1,8%, чему будут способствовать, в первую очередь, рост потребления, экспорта и инвестиций, отмечается в исследовании. Также аналитики прогнозируют профицит российского бюджета в 1% от ВВП. Это выше, чем в обновленных прогнозах Минфина.

На днях ведомство опубликовало законопроект о корректировке закона «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов». Согласно этому документу, Минфин ждет по итогам года профицита бюджета на уровне в 0,45% ВВП. По итогам первого квартала этого года ведомство уже сообщало о профиците в 1,5% квартального ВВП.

О том, что российский бюджет по итогам года будет профицитным, говорили и экономисты Morgan Stanley, Однако в инвестбанке предсказывали рост ВВП России до 1,8% год к году, а профицит федерального бюджета (если цена на нефть будет держаться на уровне $70 за баррель) — в 1,5% от ВВП.

Размер профицита в размере 1% представляется завышенным — реальное значение может составить от 0,45% до 0,65%. Многое будет зависеть от динамики цены нефти, которая пока благоприятствует росту доходов.

В текущий проект бюджета заложена стоимость барреля нефти в $40, поэтому в профиците по итогам года у него нет сомнений. Однако проблема состоит в том, что все сверхдоходы от продажи нефти по-прежнему продолжают уходить в резервы, а не в бюджет.

Что мешает росту российской экономики

Было бы хорошо, если российская экономика росла, как в Китае, — не меньше чем на 6,5% в год. Но счастья в китайском размере не будет. Впрочем, несчастья тоже не случится. По оценкам экономистов, естественный темп роста российского ВВП — 1,5-2% в год, никак не выше 2,5%, и точно не китайские 6,5%. Собственно, на эти 2-2,5% в год и будет в среднем расти российская экономика в ближайшие годы.

Чтобы понять, откуда берутся эти цифры, надо вспомнить, как вообще работает и растет экономика. У нее есть два основных драйвера: технологические инновации и простая человеческая зависть.

Сначала про инновации. Технологические прорывы приводят к росту производительности труда в традиционных отраслях или выводят на рынок новые блага, востребованные потребителями. Рост эффективности инновационных предприятий, появление нового спроса дают заработать «держателям» новых технологий — так среди всеобщего равенства возникают зоны более высоких доходов и, соответственно, более высокого качества жизни.

Когда отрыв становится слишком заметным, среди тех, кому не посчастливилось оказаться в нужном месте в нужное время, начинают накапливаться раздражение и недоумение: «Почему там они, а не мы?».

Пути к процветанию

В природе существуют два способа ликвидации неравенства: самим заработать деньги на билет в верхний средний класс или же отнять и поделить блага, накопленные счастливчиками из новых отраслей. Заработать самим можно, когда технологии, лежащие в основе инновационного рывка, носят тиражируемый, массовый характер.

Интернет и электричество, например, можно «запихнуть» в любой утюг или шкаф. Соответственно, расширенное использование новых технологий втягивает в инновационные отрасли все больше людей, доходы которых от этого увеличиваются.

А финансы, например, бесконечному тиражированию не поддаются. Наоборот, они эффективны, если их собрать со всего мира в одном центре. В этой связи финансистов в мире нужно гораздо меньше, чем IT-специалистов, — все желающие финансистами не станут. Именно поэтому их приводили и будут приводить «к общему знаменателю» при помощи повышенных налогов. IT-бизнес, напротив, будут стимулировать, потому что он ведет к всеобщему благополучию.

Рост экономической активности, социально-экономические протесты — все это следствие недовольства людей своей жизнью, которое представляет собой реакцию на неравенство. Неравенство, в свою очередь, — следствие собственного инновационного развития или внешнего заимствования технологий.

Говоря более научным языком, экономический рост возникает как общественная реакция на неравенство, вызванное появлением эффективных тиражируемых инноваций, которые могут найти широкое применение в жизни людей. Общественная реакция на нетиражируемые инновации другая: это может быть политическая борьба, рост налогов и революции против состоятельной верхушки.

Показателем раздражения и недовольства служит уровень удовлетворенности людей своей жизнью. И, соответственно, чем выше уровень недовольства, тем быстрее в среднем растет экономика. Разумеется, здесь есть куча условий и исключений, но общая закономерность именно такая. Так что топливом современной экономики является бедность и вызванная ею жадность к приобретению разных благ.

Довольствие малым

Очевидно, что собственных прорывных технологий для обеспечения быстрого роста у России недостаточно. С заимствованием инноваций тоже все не так хорошо. На Западе больше нет массовых технологий, которые можно перенести в Россию и создать новые сектора экономики, которых у нас раньше не было.

За последние три десятилетия сюда были перенесены современная банковская сеть, высокотехнологичный ретейл, логистика, транспорт, интернет, добыча сырья и машиностроение по современным стандартам, а также многое другое. То есть запас современных технологий для переноса на родную почву если не полностью, то в основном закончился.

Исчерпался и «запас бедности» россиян — к сожалению, тоже не полностью, но он уже не критичен. Наши соотечественники в большинстве своем обеспечены знаковыми потребительскими благами.

По данным Росстата, сегодня только 5,1% россиян оценивают свои жилищные условия как «плохие» и «очень плохие». На 100 домохозяйств в нашей стране приходится 61 легковой автомобиль, 123 персональных компьютера и 245 мобильных телефонов.

Достаточно высокий уровень обеспеченности всякими благами снижает уровень экономической активности россиян, повышает стоимость рабочей силы и делает затруднительным ускорение российской экономики. Соответственно, в последние годы средние темпы роста ВВП находятся около нуля, и это не вызывает особого общественного недовольства: доля россиян, довольных своей жизнью, по данным социологии, в последние годы даже в условиях кризиса не опускалась ниже 70%, а в крупных и средних городах — 80%.

Фундаментальный изъян

Снижению экономической активности и темпов роста российской экономики способствует ее структура. Основа российского бизнеса — крупные предприятия, многие из которых замкнуты на использовании природных ресурсов в технологическом цикле.

Доля малого и среднего бизнеса в ВВП, по данным Росстата, составляет менее 20% и ограничивается недостаточной платежеспособностью населения. Все это создает препятствия для развития экономической инициативы. Среди населения крайне низок спрос на занятие малым предпринимательством: по данным ВЦИОМ, только 2% респондентов назвали эту сферу деятельности перспективной. Россиянам не хватает знаний и навыков для ведения бизнеса, что еще больше усугубляет ситуацию.

То есть заработать на билет в верхний средний класс в современной России скорее затруднительно. Как следствие, растет запрос на перераспределение благ от состоятельных групп населения в пользу менее благополучных граждан. А способ обогащения «отнять и поделить» не вызывает экономического роста.

В целом, многих россиян отличают довольно архаичные представления о желаемом уровне потребления, которые сформировались еще при советской власти или в 1990-х годах. На сегодня их пожелания по доступу к знаковым благам удовлетворяются достаточно полно, и это приводит к ощущению комфортности бытия, снижению экономической активности, и как следствие — низким темпам роста экономики.

Ситуация может измениться со сменой поколений и с изменением представлений россиян о комфортной и некомфортной жизни. Это займет много времени, хотя процесс изменения эталонов качества жизни идет непрерывно. Если для старшего поколения хорошая жизнь — это мир и достаток еды, то на сегодняшних студентов страшилки про возврат в девяностые уже не действуют, для них это давно прошедшее время, картинка из учебника истории. Соответственно, их требования к качеству жизни намного выше, и на меньшее они не согласны. Увеличение числа требовательных, образованных и инициативных людей будет, безусловно, стимулом к ускорению экономического роста.

Чтобы быть уверенным в своем будущем, приходите в наш ВИП хедж-фонд «SAX INVEST, Inc.». Наши консультанты дадут вам всю необходимую информацию, как вкладывать небольшие средства и с помощью инвестфонда  увеличивать свой капитал. В нашей компании созданы самые надежные и спокойные условия размещения денег, а прозрачные финансовые механизмы работают на их увеличение.

Отказ от ответственности:

этот  анализ служит для общей информации и не является рекомендацией продать или купить какой-либо инвестиционный инструмент. Поскольку любая инвестиция связана с некоторым риском, основой нашей деловой политики является диверсификация с целью свести к минимуму угрозы и получить максимальную прибыль. Инвестиционные продукты компании Sax Invest обладают диверсифицированным портфелем, который содержит ликвидные инструменты. Таким образом, наши клиенты могут сохранить ликвидность и в то же время получить высокий доход от своих инвестиций.