8-800-505-69-38
support@saxinvest.net
  Пн-Пт с 10 до 18 (мск)

Как заработать во время паники на финансовых рынках

13 мин. на прочтение

Падение фондовых рынков всегда вызывает панику среди инвесторов, которая только усиливает обвал. Между тем, имея холодную голову и готовый план действий на случай форс-мажора, можно неплохо заработать в период всеобщей истерии.

С недавних пор в СМИ и блогосфере вновь заговорили о кризисе, а значит, пришло время ответить на вопросы: как определить начало беды и защитить свои средства в случае финансового апокалипсиса.

Начнем с первого. Надежных методов прогнозирования падения фондовых рынков и экономики до сих пор не существует. Можно лишь опереться на некоторые исторические закономерности. К примеру, рецессия в экономике США за последнее столетие наблюдалась в среднем каждые 10 лет. Но за этой статистикой нет никаких научных теорий, которые подтвердили бы, что рецессия обязательно должна следовать за периодом роста с какой-то определенной частотой. К тому же рецессия необязательно сопровождается сильным падением фондового рынка и не всегда начинается с шока, хотя очень часто эти явления идут бок о бок.

Эксперты считают, что шансы на рецессию в американской экономике сейчас невелики. Напротив, она находится на подъеме: темпы роста ВВП за два года увеличились с 1,3% до 3% в год, а политика ФРС и решительные действия Белого дома оживляют деловую активность. Охлаждение экономики, скорее всего, будет медленным. Темпы кредитования начнут сокращаться по мере увеличения ставок. Накопленный долг будет постепенно обесцениваться за счет инфляции.

А вот большая коррекция рынка, который пару месяцев назад обновил исторический максимум, может начаться гораздо раньше. Поводов для паники может быть много, но для нас гораздо важнее, что делать в случае, если она уже началась.

Избавьтесь от «плеча»

Первым делом необходимо сократить все позиции, открытые на заемные средства, не дожидаясь, когда они будут принудительно закрыты. Долговременное удержание позиций с «плечом» гарантированно разоряет инвестора, а большое «плечо» делает это быстрее.

Промедление в большинстве случаев только усугубляет ситуацию: снижение рынка вызывает маржин-коллы, отчего падение усиливается. Резкие обвалы заставляют брокеров поднимать требования к уровню обеспечения, что, в свою очередь, вызывает новые маржин-коллы, еще больше ускоряет и углубляет падение. И так далее, пока не будет сокращено большое число маржинальных позиций. Это одна из причин, почему рынок чаще всего падает намного быстрее, чем растет.

Продавайте акции, торгующиеся с коэффициентом Beta больше единицы, то есть бумаги, динамика которых опережает рынок. Не бойтесь даже открывать в них короткие позиции: это шанс заработать на панике, который выпадает не так уж и часто.

А главное, не открывайте длинных позиций, особенно с «плечом», если считаете акции дешевыми. Так может казаться только вам. Другое значение слова «дешевый» — «никому не нужный». Любимая поговорка опытных трейдеров: «Купите дно и получите второе в подарок». Паника — это всегда серия сильных движений вниз. Обязательно помните об этом!

Выберите защитный актив

В кризис облигации надежнее акций. Их держатели консервативны, к фондам не поступают требования о погашении, бумаги эти, как правило, немаржинальные. Правда, облигации тоже будут падать. Если биржевая паника начнет перекидываться на реальный сектор экономики — участятся дефолты облигационных выпусков, а инвесторы начнут перекладываться в госбумаги. Ликвидность рынка ухудшится.

Но если вы не успели продать облигации, есть запасной вариант — оферта или погашение. Остается только захеджировать инфляционные риски, что можно сделать при помощи облигаций с плавающей ставкой, привязанной к динамике инфляции. Лучшее решение — это сокращать позиции в бумагах с фиксированным купоном в пользу увеличения вложений в «инфляционные» облигации. Это можно сделать заранее, при первых признаках коррекции.

Вкладывать в драгметаллы, либо по-прежнему модные криптоактивы на долгий срок все-таки не стоит. Золото может спекулятивно вырасти в случае паники на фондовых рынках, его роль также усилится в случае обострения торговых войн. В нем можно «пересидеть» несколько тревожных месяцев. Но большого инвестиционного потенциала у металлов нет.

Само по себе золото не приносит доходов, в отличие от облигаций. Как только институциональные инвесторы увидят улучшение ситуации на долговом рынке, они начнут переводить средства из драгоценного металла в облигации. Кроме того, золото, как и любой актив, торгуемый в валюте, имеет риск-шанс: при обесценении рубля может образоваться прибыль, с которой придется уплатить налог, даже если цена на драгметалл в долларах упала.

Валюта зарубежной страны, экономика которой крупнее российской, не закредитована сверх меры и не сильно зависит от экспорта сырья, в любом случае надежнее рубля. В этом смысле и доллары, и евро, и фунты, и иены, и швейцарские франки (хотя ВВП Швейцарии в два раза меньше российского) более привлекательны для инвестиций во время финансовой паники, чем российская валюта.

Так что хранить сбережения лучше в долларах и евро. Но есть нюанс: если ЦБ и Минфин пойдут на резкое повышение ставок, которые обгонят инфляцию, то рублевые гособлигации станут выгодным вложением. Впрочем, включение печатного станка может лишь усугубить проблемы в экономике, если цена на нефть не будет расти долгое время. На два-три года резервов хватит, а затем резко повышается вероятность девальвации рубля. Такое уже происходило, и не раз. Об этом также следует помнить.

Осторожнее с недвижимостью

Инвестиции в недвижимость в условиях кризиса — это отдельная большая тема. На этом рынке дела обстоят примерно как с акциями: есть надежные, и есть «остальные». В США были периоды рецессии, которые сопровождались ростом цен на жилье. Но в 2008-2009 годах одной из причин кризиса стало схлопывание пузыря ипотечных кредитов низкого качества. Тогда цены на дома снизились в среднем на 27%, причем падение цен на недвижимость началось по всему миру.

Индекс цен на жилье в Москве в долларах за 11 лет упал более чем вдвое. С учетом прогнозируемого обесценивания рубля вложения в ипотеку, возможно, имеют смысл, если инвестор получает доход в долларах. При ставке в 9,5%, которую еще надо поискать, за 20 лет придется переплатить 123% от первоначальной суммы, но есть серьезные шансы на то, что за этот период рубль успеет обесцениться в два с лишним раза.

Покупать исключительно дешевое жилье, пожалуй, не стоит. На цены влияет множество факторов, и навес предложения или банкротство заемщиков — это лишь часть из них. Стоимость жилья во многом зависит от местоположения. Дешевые объекты привлекают в район менее обеспеченных граждан, и, как правило, со временем такой район превращается в трущобы. В бедных кварталах цены растут очень медленно, а чаще продолжают падать. Причем этот застой может растянуться на десятилетия.

Подводя итоги, нужно отметить, что к финансовой панике можно подготовиться заранее и встретить ее, уже располагая четким планом действий. Если вы не имеете незастрахованного валютного и процентного риска, расставили приказы типа stop loss, первым делом закрыли длинные маржинальные позиции, готовы «шортить» акции с высокой Beta, не покупаете низколиквидные облигации третьего эшелона, не вкладываетесь в строительство «элитного» коттеджного поселка в 100 км от Москвы и инвестируете в валютные инструменты, приносящие доход, то кризис станет для вас шансом неплохо заработать. Или, в худшем случае, понести небольшие потери.

Действуя быстро и по заранее подготовленному плану, не поддавайтесь общей панике. Неконтролируемые эмоции — самая частая причина потери денег. «Бойтесь, когда другие жадничают, и жадничайте, когда другие боятся», — советует Уоррен Баффет, американский мультимиллиардер, переживший не один кризис. Возглавляемая им компания Berkshire Hathaway стабильно генерирует прибыль, следуя вышеуказанному принципу. За последние 50 лет чистые активы компании росли со среднегодовым темпом в 19%— вдвое быстрее, чем динамика индекса S&P 500.

Точки развития

Много решений сегодня предоставляют развивающиеся рынки. Доходности по турецким бумагам сейчас ниже, чем по бразильским в начале сентября, — именно эти страны предлагают наиболее интересные с точки зрения доходностей облигации. Конечно же, пессимисты скажут нам, что ситуация в этих странах на шаг отстоит от кризиса. Спорить бесполезно, решение рискнуть или нет каждый принимает сам. Важно понимать, что большая, подавляющая часть кризисов проходит по описанной выше схеме. Отважным и бесстрашным можно посоветовать, например, посмотреть в сторону облигаций аргентинских провинций: Буэнос-Айреса (11% к погашению в долларах), богатого полезными ископаемыми Неуквена (доходность 9,5%), агропромышленной Энтре-Риос (доходность 15%). Есть выпуск и для желающих рискнуть в евро —Argentina, (8,4% годовых).

Сложно в последнее время пришлось и турецким банкам. Если есть вера в финансовую систему этой страны, можно попробовать выжать «еще рюмочку» из уже хорошо отросших с минимумов, но всё еще доходных бумаг местных мастодонтов: Гаранти Банка (доходность 11,5%) или Иш банка (доходность 13,3%).

По мере привыкания к новым уровням подтянутся и другие участники с новыми выпусками. Сейчас, например, кажется слабым сектор субординированного долга российских государственных банков. Понятно, что проблемы есть, но по мере угасания ажиотажа вокруг возможных санкций и в отсутствие новых подвигов на геополитической ниве нормализация обстановки непременно привлечет и в этот сектор свои деньги. Здесь наиболее недооцененным кажется «вечный» выпуск ВТБ, торгующийся под 11,2% доходность к колл-опциону в 2022 году.

Игра против Америки

Еще один аргумент пессимистов состоит в сравнении доходностей американских казначейских облигаций с прошлогодней ситуацией. Действительно, сейчас безрисковая доходность в долларах подобралась к 2,5% на коротких сроках и стабильно выше 3,0% на горизонте больше семи лет. Если вспомнить, что еще год назад по депозиту в банке сложно было получить больше 0,75%, рынок Treasuries кажется привлекательным донельзя. Вкупе с окончанием программы количественного смягчения, то есть изъятием денег из мировой финансовой системы, было бы разумным предположить отток денег из менее стабильных стран на рынок облигаций США.

Ответ оптимиста будет таким — рост доходностей по Treasuries идет вслед за ростом крупнейшей экономики мира, а не перед ним. Следствием этого роста будет улучшение экономических показателей других стран при условии «хорошего поведения». Правила нового порядка просты: больше экономической свободы и меньше государственного вмешательства в экономику. Под этими лозунгами победил Трамп в США, Макри в Аргентине и Болсонару в Бразилии. После второго тура выборов бразильские облигации подросли до докризисных уровней. Думается, прочие развивающиеся рынки тоже догадываются о новых правилах, так что принятие их — дело времени, не более того.

В конце концов, 6% больше, чем 3%. И в спокойной ситуации всегда найдутся инвесторы, готовые закрыть глаза на специфический риск той или иной страны ради более высокой доходности. Как произошло и на этот раз. В общем, раму и стекло уже вставили. Становится сухо и тепло, и можно доставать кеш с расчетных счетов и пускать в дело.

Чем может привлечь инвестора Средняя Азия

Потенциал Центральной Азии по привлечению прямых иностранных инвестиций в несырьевые отрасли достигает $40-70 млрд., по оценке финансовых аналитиков. Центральная Азия может стать новым фронтиром для инвесторов в условиях роста глобального пессимизма.

В поисках гавани

Пессимизм инвесторов относительно фондовых рынков и макроэкономической среды достиг в 2017 году рекордного с 2009 года уровня: более трети участников опроса (34%) выразили скепсис в отношении потенциала рынка в ближайшие три года.

При этом 57% респондентов согласны с тем, что инвестировать стоит в развивающиеся рынки. Избегающие риска инвесторы будут стремиться вкладывать в безопасные активы, но новые возможности для получения большей доходности возникают на так называемых пограничных рынках, и Центральная Азия — в их числе.

Скованные одной цепью

Структуры экономик всех пяти стран Центральной Азии похожи: они обладают богатыми природными ресурсами, численность населения растет, стоимость труда низка, но качество инвестиционного климата разнится. Казахстан в рейтинге Doing Business занимает 36 место, Узбекистан —74, Киргизия — 77, Таджикистан — 123. Туркменистан в рейтинге Doing Business отсутствует из-за недостатка данных.

По данным BCG, доля Центральной Азии в мировой экономике выросла втрое за 2000-2017 годы. Но вес региона на экономической карте пока остается критически малым — около 0,3% глобального ВВП. В стоимостном объеме это составляет около $240 млрд., что сопоставимо с показателями Центральной Америки ($255 млрд.) и Финляндии ($254 млрд.) (данные EIU).

По прогнозу Азиатского банка, темпы экономического роста в Центральной Азии составят около 3,9% в 2018 году и могут ускориться в перспективе благодаря восстановлению цен на сырье и поддержке роста региона за счет амбициозных проектов в китайской и индийской экономиках, в том числе, «Один пояс — один путь», в рамках которого КНР планирует развивать морские и наземные транспортные коридоры до Европы.

В Центральной Азии проживают около 70 млн. жителей. Емкость внутреннего рынка потребления этого региона составила около $150 млрд. в 2017 году.

За последние десять лет частное потребление в странах Центральной Азии росло в среднем на 3,4% в год — это соответствует уровню Сингапура или Южной Кореи и было выше среднемирового роста в 1,5%. Показатели потребления на душу населения в ЦА в 2017 году пока остаются невысокими — $2107 — и сопоставимы с Северной Африкой ($2120) и Индонезией ($2230).

ВВП на душу населения в Центральной Азии по итогам 2017 года составил $3603. Для сравнения BCG приводит данные по Таиланду, где проживает 69 млн. человек, а ВВП на душу населения существенно выше и составляет $6600.

ВВП и растущее население

Казахстан — крупнейшая экономика региона (64% ВВП). По данным BCG, реальный ВВП Казахстана в 2017 году составлял $103 млрд. (в ценах 2005 года), ВВП на душу населения — $25 490: это в четыре раза больше, чем в Узбекистане, в семь раз больше, чем в Киргизии и в девять раз больше, чем в Таджикистане.

По данным ООН, в индексе человеческого развития Казахстан занимал 56-е место среди 188 стран — выше не только среднего мирового уровня, но и среднего уровня стран Европы и Центральной Азии.

По оценкам BCG, Казахстан может увеличить объем привлекаемых ПИИ в несырьевые отрасли на $32—52 млрд. В тройке лидеров по инвестиционному потенциалу в Центральной Азии — Узбекистан ($7-13 млрд.) и Киргизия ($1,3—2 млрд.).

Квалифицированная рабочая сила — один из ключевых факторов быстрого экономического развития Казахстана, считают в BCG. Сейчас население страны составляет 18 млн. жителей̆, ежегодный прирост в последние несколько лет составлял 1,5%, а к 2030 году численность может достигнуть 20,3 млн. человек. Относительно низкие зарплаты обеспечивают конкурентное преимущество Казахстану по затратам на персонал. По данным EIU, средняя зарплата в стране составляет $516 в месяц: это почти на 50% меньше, чем в Чили, Румынии и Хорватии.

Казахстан уже стал крупным направлением для иностранных вложений: в 2008-2017 годах совокупный объем ПИИ в новые проекты в стране достиг $82 млрд., но доминировали они в сырьевых отраслях (на уголь, нефть и газ приходилось 54% совокупного притока ПИИ за 10 лет, доля металлов и полезных ископаемых составила почти 10%).

После кризиса 2008 года Казахстан начал масштабные программы по развитию инноваций и промышленного производства. По данным казахского правительства, в 2017 году две трети роста (4%) приходились на не сырьевые отрасли.

Как и соседние страны, Узбекистан зависит от цен на сырье и состояния экономики основных торговых партнеров. В 2016 году по экономике Узбекистана ударила рецессия в России, которая является вторым по величине торговым партнером Ташкента, замедление экономического роста в Китае и падение цен на основные статьи сырьевого экспорта страны — газ, медь и хлопок. Тем не менее, молодое и растущее население страны обеспечивает крупнейший внутренний рынок сбыта в регионе (его численность — 32,6 млн. человек, что сопоставимо с Малайзией или Марокко).

В отличие от Казахстана и Узбекистана, у Киргизии нет существенных нефтегазовых ресурсов, которые могли бы поддержать экономический рост. Но в последние годы ВВП рос темпами около 4% в реальном выражении, и достиг в 2017 году $4,2 млрд. (в постоянных ценах 2005 года), удвоившись по сравнению с 2000 годом. По данным Всемирного банка, киргизская экономика стала устойчивой к внешним шокам. Доля промышленности оценивается в 32% ВВП.

Реальный ВВП Таджикистана вырос с $1,5 млрд в 2000 году до $4,4 млрд в 2017 году. Эксперты BCG ожидают высоких темпов роста в 2018-2021 годы за счет государственной поддержки. В 2017 году рейтинговое агентство Moody’s указывало на слабость некоторых институтов в экономике и низкий уровень валютных резервов, однако «несмотря на серьёзный стресс для банковской системы, правительство и центральный банк поддерживают относительную экономическую стабильность».

Три кита для Центральной Азии

Приоритетными отраслями для инвестиций в Центральной Азии являются переработка сельхозпродукции, нефтехимия и туризм. Также недоинвестированы секторы информационных технологий, финансовых услуг, строительная отрасль, машиностроение и химическая промышленность.

Наследие прошлого

Инвестиции в странах Центральной Азии исторически были сосредоточены в сырьевых отраслях и составляли около 59%. Но в большинстве стран региона идут масштабные реформы, которые нацелены на снижение зависимости экономик от нефти и прочих сырьевых рынков. Например, правительство Узбекистана реализует меры по увеличению открытости своей экономики для внешних инвесторов, а Казахстан сделал ставку на привлечение глобальных инвестиций за счет создания международного финансового центра «Астана», пока аналогичный проект буксует в России.

Китайские туристы — в приоритете

Близость к Китаю и России может позволить реализовать туристический потенциал стран Центральной Азии.

По данным Всемирного совета по туризму, расходы китайских туристов в 2015-2017 годах росли в среднем на 8,5% в год до $261 млрд., а их число достигло 135 млн. человек в год. Российские туристы стали меньше тратить за рубежом, что в основном связано с девальвацией рубля, а на карте массового туризма Центральной Азии пока не значится.

Бремя рисков

Инвестиции во фронтирные страны, к которым относятся Центральная Азия, сопряжены с более высокими рисками по сравнению с развитыми и развивающимися рынками, считают финансовые эксперты.

В Центральной Азии выделяют четыре ключевых риска: политическую напряженность, зависимость от соседних экономик, волатильность цен на сырье и риски безопасности. Благодаря стратегии главных мировых Центробанков баланс сил в мировой экономике стал меняться, но исход борьбы за инвестиции предсказать сложно.

Чтобы быть уверенным в своем будущем, приходите в наш ВИП хедж-фонд «SAX INVEST, Inc.». Аналитический отдел нашей компании  внимательно изучает все тренды инвестиционного рынка  и   вырабатывает Инвестиционную Стратегию в интересах инвесторов. Одна из главных наших задач — нейтрализовать рыночные риски. Несмотря на происходящие изменения, мы помогаем нашим клиентам-инвесторам создать стабильное и надежное будущее на взаимовыгодной основе.

Отказ от ответственности:

этот анализ служит для общей информации и не является рекомендацией продать или купить какой-либо инвестиционный инструмент. Поскольку любая инвестиция связана с некоторым риском, основой нашей деловой политики является диверсификация с целью свести к минимуму угрозы и получить максимальную прибыль. Инвестиционные продукты компании Sax Invest обладают диверсифицированным портфелем, который содержит ликвидные инструменты. Таким образом, наши клиенты могут сохранить ликвидность и в то же время получить высокий доход от своих инвестиций.